Многих людей в отношениях партеры называют рыбаками, зайками, пусечками и так далее. Существует миллионы примеров отношений, где милые, ласковые прозвища превращались во второе имя человека. Эти прозвища сохранялись месяцами, даже годами – до такой степени, что, услышав свое имя в определенных контекстах, можно было бы предположить по-настоящему серьезную ситуацию или то, что один из партнеров серьезно «накосячил». Это признак здоровых отношений или нездоровых? С большей вероятностью останутся вместе пары, которые дают друг другу уменьшительно-ласкательные прозвища? И в наш цифровой век эти прозвища стали менее важными? На этот вопрос ответила психолог Ольга Романив.

Для многих людей отношения – это «мини-культура» сама по себе, усиленная ритуалами, такими как прозвища и другой личный язык. К тому же, при возникновении конфликтов важно проявлять нежность, позволяя естественным образом прибегать к юмору и игривости.

Это действительно человеческое, естественное поведение — брать язык и формировать его для наших собственных целей. Именно так и развиваются прозвища. Мы называем вещи, мы даем им символы, и со временем мы склонны естественным образом манипулировать этими символами для достижения определенного результата.

В одном из социальных исследований рассматривалась взаимосвязь между прозвищами и удовлетворенностью женатых людей. Авторы использовали термин «идиосинкразическое общение», чтобы говорить о прозвищах, выражениях привязанности и других видах «инсайдерского» языка, используемых только в рамках определенных отношений. Брюсс и Пирсон обнаружили, что идиосинкразическое общение связано с удовлетворением в браке, и пары в первые пять лет брака без детей сообщили, что использовали большинство идиом.Эти личные слова и фразы со временем утихли, потому они настолько укоренились в отношениях, что пары, состоящие в постоянном браке, могут перестать признавать их особенными. Это стало частью их отношений. Это само собой разумеющееся.

Приятные прозвища внутри пары важны как сокращение для восхищения и привязанности. Это важно особенно для тех, кто чувствует, что не получает достаточно привязанности, уменьшительно-ласкательные прозвища восполняют желание услышать от своего партнера достаточно хороших слов о том, какие они замечательные. Для кого-то может быть проще сказать: «Кукусик», чем «Я люблю тебя». Такие слова, как «сладкий(ая), малыш(ка), милый(ая), и т. д., означают особую близость, предназначенную для вашей второй половинки. Процесс присвоения возлюбленному особого имени может быть связан с тем, как родители и дети дают друг другу имена домашних животных. Это просто человеческий способ выражения любви.

Мэгги Арана написала книгу с Жюльен Дэвис под названием «Перестань называть его сладким… и начни заниматься сексом!» в котором они утверждают, что клички и прозвища способствуют возникновению «синдрома соседа по комнате», когда отношения превращаются из сексуальных в отношения целомудренной дружбы. Книга основана на личном опыте авторов и анекдотических историях от различных пар, большинство из которых они достигли через друзей или друзей друзей. «Имена домашних животных не обязательно убивают вашу сексуальную жизнь, но они определенно вредят ей», — говорит она.

Как пишут авторы, пары могут улучшить свою сексуальную жизнь, отказавшись от прозвищ. Просто быть названным своим именем – это тоже особенно. Мы все движимы эго. Нам нравится слышать наши имена. Когда вы никогда не называете своего супруга по имени, авторы считают, у вас могут возникнуть проблемы. Глупые имена и детский лепет могут привести людей в несексуальное мышление. «Если вы, например, называете друг друга кексиками, очень трудно перейти от кексика к сексу». Вывод напрашивается сам собой: эффект от милых прозвищ зависит от индивидуальных отношений – если это нравится обоим партнерам, нет никаких проблем.